Портал Северного Кавказа

Вт11192019

16+16+

Назад Вы здесь: Главная Публикации Обвинение рассыпалось, приговор отменён!

Обвинение рассыпалось, приговор отменён!

Обвинение рассыпалось, приговор отменён!
  • Каждый оправдательный приговор по уголовному делу сегодня без преувеличения можно назвать сенсацией. Именно поэтому «Ставропольский репортёр» искренне разделяет радость представителей адвокатского сообщества в случае вынесения оправдательного вердикта лицу, невиновность которого очевидна, но в силу тех или иных причин отрицается следователями и прокуратурой. Один из показательных процессов, открывших новую страницу в судебной практике, не так давно завершился в Ставропольском краевом суде: стороне защиты удалось добиться полного оправдания бывшего военнослужащего, ранее незаконно осуждённого за совершение мошенничества.

Пенсия по подложным документам

В январе 2018 года Туркменский районный суд Ставропольского края вынес обвинительный приговор в отношении Абдулкадыра Сейтназарова, обвиняемого в совершении мошенничества в крупном размере. Согласно данным следствия, осуждённый на протяжении трёх лет незаконно получал социальные выплаты, чем причинил государству ущерб, превысивший 500 тыс. рублей.

Официальная версия произошедшего выглядит следующим образом. В апреле 2012 года в Военный комиссариат Туркменского и Арзгирского районов из воинской части, расположенной в одном из населённых пунктов Чеченской Республики, поступило личное дело военнослужащего А. Сейтназарова. На основании полученных документов в Ставропольском центре социального обеспечения бывшему контрактнику был произведён расчёт пенсии, которую он якобы благополучно получал в 2013 - 2016 гг.

И тут неожиданно выяснилось, что личное дело содержит фальсифицированные данные. Получается, что начисление пенсии по выслуге лет не должно было иметь места, а уже выплаченные денежные средства А. Сейтназаров присвоил незаконно. Несмотря на отрицание подозреваемым своей вины итогом стало возбуждение уголовного дела по факту мошенничества, почти два года следственных действий и приговор - четыре года лишения свободы условно.

Время, место и соучастники - не установлены

Уже давно стало традицией, что в судебных заседаниях государственные обвинители безоговорочно придерживаются позиции виновности подсудимого без какой-либо критической оценки доказательной базы, представленной следствием. Происходит это даже в тех случаях, когда база откровенно слаба.

Уголовное дело, возбуждённое в отношении бывшего ставропольского контрактника, служит тому прекрасным примером. Следствие так и не смогло установить, когда обвиняемый успел подделать документы о выслуге лет и как сумел приобщить их к личному делу. Более того, отсутствуют также сведения о том, каким образом Сейтназаров получал начисляемые ему выплаты и получал ли он их вообще или это делало вместо него иное неустановленное лицо.

Таким образом, все данные следствия сводились к стандартной формулировке: преступление было совершено в неустановленное время (но не позднее определённой даты), в неустановленном месте, неустановленными личностями, дело в отношении которых выделено в отдельное производство. Можно лишний раз убедиться, что принцип презумпции невиновности, согласно которому, все возникающие сомнения толкуются в пользу обвиняемого, работает преимущественно в литературе и кинематографе, на практике же всё выглядит с точностью до наоборот.

Апелляция ставит точки над «i»

Убеждённые в невиновности своего подзащитного, адвокаты А. Сейтназарова обжаловали вынесенный приговор в суде апелляционной инстанции. И, представьте себе, были услышаны! Члены судебной коллегии по уголовным делам под председательством судьи Ореста Амвросова решили тщательно разобраться в сомнительных моментах. В первую очередь, кем и когда было направлено в районный военкомат личное дело военнослужащего.

- Следствием не было установлено, кто предоставил личное дело, - рассказал «Ставропольскому репортёру» член коллегии адвокатов «Троя» Артём Шарко.

            

- Согласно же нашей позиции, оно поступило в военкомат непосредственно из воинской части посёлка Ханкала, где мой доверитель проходил службу в 2005-2009 гг. И мы смогли найти и представить доказательство - копию Книги учёта личных дел прапорщиков, мичманов и военнослужащих контрактной службы. В ней обозначено, что личное дело было направлено в военный комиссариат непосредственно руководством части.

Итак, предоставить ложные данные Сейтназаров не мог, а установить, кем именно и когда они были сфальсифицированы, следователь М. Байбеков либо не сумел, либо не захотел. Расчётом суммы пенсионных выплат также занимался не обвиняемый. Получается, что вся его вина состояла в том, что он просто пользовался перечисляемыми ему деньгами? Но и здесь у обвинения вышла неувязка.

- В судебном заседании подсудимый пояснил, что право на получение денежных средств по доверенности имеет его супруга, причём бывшая, - продолжает А. Шарко. - Мой доверитель никаких денег не получал. Самое интересное заключается в том, что место их получения следствие также не установило. Обвинение не предоставило ни выписки по счетам, ни записи камер видеонаблюдения, ни показания лиц, подтверждающих, что Сейтназаров получал деньги. А ведь именно это и образует состав преступления, в котором его обвиняли. Проще говоря, прокурор говорит: «присвоил денежные средства», «получал незаконно пенсию». Но где, когда, в каком месте и каким способом, так и не было установлено.

Гособвинение меняет точку зрения

К чести прокуратуры нужно отметить: в процессе рассмотрения дела в апелляционной инстанции позиция её представителя претерпела кардинальные изменения.

- Когда наши доводы были озвучены в суде апелляционной инстанции, сторона обвинения стала просить вернуть дело назад на новое расследование для устранения ранее допущенных нарушений, - рассказывает адвокат А. Шарко. - Окончательно же прокуратура сдала свои позиции после представления нами надлежащим образом заверенных копий документов из центрального архива Министерства обороны РФ, в которых было обозначено, где и когда обвиняемый проходил военную службу, а также подтверждался факт получения им ранения при выполнении боевой задачи и последующего прохождения лечения. Хотелось бы заметить, что Сейтназаров действительно имел право на получение пенсии, правда, за несколько меньший период несения службы.

Новое слово в судебной практике

Единственной стороной, которая продолжала безапелляционно настаивать на виновности бывшего военнослужащего, стал представитель военного комиссариата. Адвокат вспоминает, что в ходе следствия акцент делался на то, что случаи незаконного получения пенсий военнослужащими сегодня не являются редкостью и обычно заканчиваются обвинительными приговорами.

- Вину моего доверителя пытались обосновать, в том числе опираясь на ранее вынесенные судебные решения. Но какое отношение к рассматриваемому делу может иметь какое-либо другое? - недоумевает Артём Шарко. - Ведь это разные истории, разные люди, обстоятельства, доказательства вины...

Он отмечает, что, изучая в процессе работы материалы судебной практики, действительно не нашёл ни одного оправдательного приговора по аналогичному обвинению. Могли иметь место назначение менее строгого наказания или переквалификация статьи Уголовного кодекса, но все судебные решения неизменно носили обвинительный характер. Получается, что оправдательный приговор, вынесенный Ставропольским краевым судом в отношении Абдулкадыра Сейтназарова, в полной мере можно назвать резонансным.

«Результат - стопроцентная победа!»

Аналогичного мнения придерживается и руководитель Коллегии адвокатов «Троя» Владимир Постанюк.

                             

- Мы очень щепетильно относимся к подбору сотрудников, - комментирует он результаты работы своего коллеги. - Артём - один из наших молодых адвокатов. Он на наших глазах выучился, получил юридическое образование, у нас проходил стажировку. Потому вполне естественно желание поскорее увидеть результат его работы. Я как старший товарищ с волнением наблюдаю каждый положительный момент, радуюсь ему.

По словам В. Постанюка, рассматриваемое дело - наглядный пример успешного применения адвокатом наработок, основанных исключительно на теории права:

- Есть понятие допустимости и недопустимости доказательств, когда делается оценка того, что было собрано противной стороной. Существует позиция, когда защита представляет суду собственную доказательную базу - свидетелей, очевидцев, алиби обвиняемого и т.д. В нашем же случае адвокатом была дана юридически грамотная оценка доказательств, предоставленных стороной обвинения. В итоге они фактически сыграли роль доказательств защиты. Я считаю, что настойчивость обязательно приведёт к положительному результату. А на сегодняшний день результат налицо - стопроцентная победа нашего молодого коллеги!

 

Автор: Георгий ВОЛГИН

01 ноября 2018

Комментарии (0)

Оставить отзыв

Вы комментируете как Гость.