Портал Северного Кавказа

Пн06172019

16+16+

Назад Вы здесь: Главная Кавказские зарисовки К подножию Ошхамахо
<i>Дорога в облака</i> Дорога в облака

Фото автора

За Долиной Нарзанов шоссе одновременно радует обилием изумительных по красоте пейзажей и слегка пугает головокружительными петлями серпантина.

Мы стремительно удаляемся от днища Хасаутского ущелья и столь же быстро приближаемся к макушке лишенного лесного наряда плоскогорья Харбаз.

Временами покидаем машину, чтобы насладиться очарованием окруженного веером ущелий плато Шиджатмаз с маковками строений обсерватории и шикарным цветочным ковром, накинутым на плечи Харбаза. Лес остался внизу, из чего можно сделать заключение, что наше местопребывание находится выше отметки в 2100 метров над уровнем моря.

Вскоре по левую руку от шоссе замечаем  обращенную на юго-восток панорамную площадку. Грудь распирает от восторга.

То, прячась в плывущих над вершинами тучах, то, словно рассердившись, раздвинув могучей седой грудью облачный заслон, появляется на краю горизонта белоснежный властелин Кавказа. Существует более 30-ти различных названий, пытающихся поэтически передать фантастическую красу вулканического исполина. Говорят, слово «эл» переводится как «ветер», а «брус» – управлять. Балкарцы называют двуглавую ледяную шапку «Минги-Тау», что означает «вечная гора сознания и мудрости». У иранцев это «блестящая гора», у турок – «властелин горных духов», у абхазцев – «гора пребывания блаженных», у кабардинцев – «гора счастья», звучащая как Ошхамахо. Рядом с Эльбрусом трех-четырехтысячники выглядят карликами, а человек сам себе представляется крохотной букашкой на грандиозном земном макете…

Петляя по плато, приближаемся к одноименному с ним ущелью, спускаемся в него, по мосту проскакиваем над гремящей в каменном жёлобе рекой и тут же натужно берем круто вверх по правому склону Харбаза. Подъемы настолько экстремальны, что трудно сказать, который из них круче.

Над границей леса можно выйти из машины и километр-другой прошагать по серой нитке новенького асфальта в небеса, начинающиеся, как будто, на кончиках пальцев вытянутой к эльбрусским ледникам руки. До белоснежного подножия еще добрых полтора десятка километров, но, кажется, стоит только захотеть, и мы заглянем в кратер уснувшего вулкана…

За остающейся слева от шоссе горой Тузлук (2585 м) находится не сразу бросающаяся в глаза развилка. Основная трасса спускается в ущелье Малки, а вправо уводит рассекающий склоны горы Сирх плохенький полугрейдер, по которому натужно ползут  немногочисленные легковушки. Это – дорога к поляне генерала Г. А. Эммануэля, о которой будет отдельная зарисовка. Мы же на некоторое время остановимся около пользующейся особым почтением одинокой горной пирамиды.   

У читательской аудитории писателя Александра Асова Тузлук и ее окрестности пользуется особым почтением. Действительно, при взгляде на гору не покидает ощущение рукотворной доработки ее склонов и вершины – некоторого облагораживания природного образования в геометрически правильную форму. Не исключено, что в прошлом  Тузлук являлся центром большого культового святилища. Есть информация ведического происхождения, что внутри горы находятся камеры-кельи, использовавшиеся жрецами для уединения и самопознания…

В нескольких сотнях метров ниже развилки обрывается асфальт.      Сказать, что суровые пейзажи Приэльбрусья впечатляют, значит, ничего не сказать. Но в лексиконе не хватает слов, чтобы описать красоту этого уголка высокогорья. Эльбрус пока скрыт отрогами хребта, но от моста через Малку в хорошую погоду можно сполна насладиться его величием.  Сейчас же перед глазами базальтовая стена правого каньонообразного борта Малкинского ущелья и то пропадающий, то снова возникающий бушующий поток реки, несущей свои воды на встречу с Тереком.

Прежде, чем двигаться к урочищу Джилы-су, можно пешим порядком проследовать левобережьем в сторону водопада Куракая-су на одноименной речушке, обрывающейся с уступа в русло Малки. Объект известен также под названием Тузлук-Шапа.

На поляне перед тесниной раскинут палаточно-автомобильный лагерь, а по некрутому склону взбегает тропа. На ней тут и там стоят-фотографируют пока еще невидимое чудо, о существовании которого подсказывает водяное облако, висящее над ревущей внизу Малкой.

Но вот и сам 25-метровый водяной каскад. Мощь такая, что даже на расстоянии 50 метров вас обдаёт фонтаном брызг. Зрелище впечатляющее, несмотря на бурый цвет потока.

После полудня зачастую ухудшается погода. Тогда с эльбрусских ледяных полей в ущелье накатывает туман. К сожалению, в обоих августовских путешествиях к подножию Ошхамахо мы появлялись в верховьях Малки именно в эти часы и вместо величественного белоснежного контура наблюдали лишь недостроенную гостиницу над обрывом каньона…

От моста через Малку по серпантину продолжаем продвигаться к Джилы-су. До конечной точки автопутешествия остается всего 6 километров пути. Об урочище теплых нарзанов и Серебряном источнике расскажет следующий очерк.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены


июль 28, 2014

Куртатинское ущелье

5814 Юрий Кузьминых
Дзивгисская наскальная крепость

фев 17, 2014

Отцвели уж кувшинки в Монастырском пруду

10200 Юрий Кузьминых
Январь. Кувшинковые острова на Монастырском озере

мая 12, 2014

Лысогорские мотивы

3804 Юрий Кузьминых
Лысая гора. Асфоделина крымская

фев 14, 2014

Парк природных скульптур

7389 Юрий Кузьминых
«Монументы» на южных склонах Стрижамента

апр 18, 2014

Когда цветут фиалка и адонис

4684 Юрий Кузьминых
Пещера в скальном карнизе Михалиной горы

дек 11, 2014

Декабрьская палитра верховьев Джегуты

7400 Юрий Кузьминых
Ледовые гирлянды в верховьях Каларты

июль 28, 2014

Жемчужины Тагаурии

4837 Юрий Кузьминых
Закат над Даргавсом

сен 18, 2014

Озеро Бекешевское на реке Куме

10800 Юрий Кузьминых
Вид на Бекешевское озеро с высоты птичьего полета

авг 15, 2014

Джилы-су и Серебряный источник

8650 Юрий Кузьминых
Кала-Кулак - Долина Замков

фев 18, 2014

Вдоль Военно-Сухумской дороги. Шоана

7506 Юрий Кузьминых
Шоанинский храм. X в.

сен 25, 2014

Кобловое и его окрестности

4245 Юрий Кузьминых
Взирающий на Кобловое «Кощей»